Алексан др шубин

Анархистскии сoциальнии oпьит 

(oт Maхнo дo испании 1917 - 1936 гг.)

Часть II

Глава V: Хранители опыта
(Дискуссии о путях анархистских социальных преобразований в российской эмиграции в 20-30-е гг.)


1. Российские анархисты за границей организационная структура

После завершения Российской революции у отечественные анархисты оказались носителями уникального практического опыта. Не удивительно, что теоретики и практики анархизма с большим вниманием относились к работе теоретических лабораторий выходцев из России. Практический опыт революционной борьбы, которым обладали анархисты из России, определял то внимание, с которым мировая анархистская общественность следила за спорами в среде российских анархистов в 20-30-е гг. Важность исхода этих споров для мирового анархизма определила и активное участие в них таких авторитетных в международных анархистских кругах теоретиков, как А.Беркман, Ж.Грав, Э.Малатеста, М.Неттлау, Л.Фабри, С.Фор, Р.Рокер и других. Но их авторитет, приобретенный десятилетиями участия в анархистском движении и множеством произведений, на которых воспитывались целые поколения анархистов, оказывался решающим не сам по себе, а только в соответствии с тем или иным мнением, поддержанным деятелями российского анархизма.

Дискуссии анархистов из России оказались в центре эволюции анархистской мысли между двумя европейскими революциями, в которых анархизм сыграл заметную роль, и подробное рассмотрение развития идей хранителей опыта Российской революции по важнейшим вопросам социальных преобразований поможет нам понять логику анархизма того времени.

В 1921 г. под давлением международной общественности руководители ВКП(б) приняли решение выслать из страны часть арестованных анархистов, среди которых были Г.Максимов, А.Шапиро, М.Клаванский, В.Волин, П.Аршинов и др. Кроме участников махновского движения, большинство высланных были лидерами анархо-синдикалистских и анархо-коммунистических групп, участвовавших в революции.

В 1917 г. анархо-синдикалисты пользовались большим влиянием в профсоюзах булочников, почтовых работников и металлистов. В этот период анархо-синдикалисты выступали в поддержку производственного самоуправления в форме фабрично-заводских комитетов. Группа анархо-синдикалистской пропаганды, выступавшая против Временного правительства, осудила и установление большевистской диктатуры (1).

Анархо-синдикалисты, представлявшие профсоюзы и фабзавкомы на съездах и конференциях, выступали против слияния профсоюзов и фабзавкомов, предполагая, что это приведет к ликвидации производственного самоуправления и подчинению низовых рабочих организаций профсоюзной бюрократии. Выступая на I съезде профессиональных союзов, Г.Максимов отстаивал свободную самоорганизацию рабочих объединений (2).

В 1918 г. анархо-синдикалисты участвовали в организации "движения рабочих уполномоченных", разгромленного ВЧК. Многие из них неоднократно арестовывались, Г.Максимов был даже приговорен к смерти, но освобожден по настоянию профсоюзов (3).

Некоторые будущие участники дискуссий (например, А.Горелик) работали в 1917-1921 гг. в анархо-коммунистических группах, занимавшихся прежде всего просветительской работой.

Часть участников дискуссий 20-30-х гг. уже находилась к этому времени за рубежом. К ним относятся прежде всего те анархисты, которые не стали возвращаться в Россию из эмиграции в 1917 - ветераны анархизма М.Корн, М.Рубежанин и др.

Ко времени завершения Гражданской войны сформировались три основных группировки анархистов-эмигрантов, различавшиеся прежде всего тактическими разногласиями и практическим опытом. Первая - анархо-синдикалисты, действовавшие в Петрограде (А.Шапиро, Г.Максимов, Е.Ярчук, М.Клаванский (Мрачный) и др.), считали основным направлением работы создание синдикатов, способных взять в свои руки регулирование общественной жизни. По прибытии за рубеж они преобразовали свою группу в Комитет защиты анархо-синдикалистов в России. Комитет вошел в качестве рабочей группы в структуру Международного товарищества рабочих - созданного при участии российских эмигрантов на конгрессе революционных синдикатов и анархо-синдикалистских групп в Берлине в 1922-1923 гг. объединения крупнейших синдикалистских профсоюзов, насчитывавших позднее в общей сложности более миллиона человек (4). А.Шапиро стал одним из трех секретарей МАТ. В 1923 г. Комитет выпускал журнал "Рабочий путь". Члены Международного товарищества рабочих считали основной организационной формой сил, стремящихся к анархии, синдикаты - профсоюзы, выступающие за революционное переустройство общества на основе безгосударственного социализма и коммунизма (5).

Второе формирование - Группа русских анархистов за границей объединяла анархо-синдикалистов и анархо-коммунистов, имевших за плечами опыт махновского движения (Н.Махно, П.Аршинов, В.Волин) и их последователей. Они признавали синдикализм в качестве пути к анархическому коммунизму, но считали необходимым применять различные, не только синдикалистские, методы, в том числе и повстанчество (6). В 1923-1924 гг. группа выпускала журнал "Анархический вестник".

В 1919-1924 гг. в США и Канаде действовала третья группировка российской анархистской эмиграции - Федерация анархистов-коммунистов Северной Америки и Канады, в которой доминировало "свободническое" течение, отрицавшее любые жесткие формы организации и принуждения (7). До 1924 г. "свободники" участвовали в выпуске газеты "Американские известия" и журнала "Волна", позднее - газеты Рассвет и журнала Пробуждение.

Различия тактических взглядов определили и разные подходы к организационным вопросам. Анархо-синдикалисты включились в работу Международного товарищества рабочих, а позднее - и Индустриальных рабочих мира (в рамках этой организации российские анархо-синдикалисты выпускали журнал "Голос труженика"). А.Шапиро участвовал в издании авторитетного французского синдикалистского журнала La Voix du travail (8). Попытки создания специфически анархистских организаций анархо-синдикалисты считали сектантством и самоизоляцией анархизма от рабочих масс.

По мнению Группы русских анархистов в Германии (в 1925 г., после переезда ее лидеров во Францию, преобразована в Группу русских анархистов за границей, далее - ГРАЗ), для того, чтобы координировать работу различных проанархических массовых организаций, вести совместную пропаганду, анархисты должны создать собственную единую организацию. По поводу формы этой организации в 1923 г. возникли все более заметные разногласия. В.Волин считал, что организация может быть создана из представителей всех основных направлений анархистского движения. Для этого созданию организации должна предшествовать широкая теоретическая дискуссия, которая могла бы выявить общие черты воззрений всех течений и на их основе формировать "синтетическую" идеологию анархизма.

Идея "синтеза" встретила противодействие сторонников П.Аршинова, который считал невозможным объединить в одну организацию представителей большинства направлений. Аршинов считал, что в анархизме фактически господствует одна идеология - анархо-коммунизм, признающий синдикализм в качестве метода борьбы. Все остальные направления являются второстепенными и могут быть вынесены за рамки единой организации (9). Эти две позиции обсуждались в журнале "Дело труда", который ГРАЗ издавала с 1925 г.

Для того, чтобы отобрать в ряды Всеобщего анархического союза (так предполагалось назвать новую организацию) действительных единомышленников, сторонники Аршинова составили текст проекта платформы Союза, который вошел в историю как "Платформа", а его сторонники - как "платформисты". "Платформа" составлялась без участия сторонников Волина, считавшего этот документ преждевременным. Игнорирование мнения Волина предопределило раскол Группы русских анархистов за границей (10).

"Платформа", текст которой был опубликован в "Деле труда" в июне-октябре 1926 г., предлагала жесткие формы организации, подчинение общим решениям (решение большинства считалось рекомендательным, но подлежащим исполнению, поскольку меньшинство должно следовать воле большинства), коллективная ответственность, исполнительный комитет с функциями идейного руководства (11). Эти положения вызвали резкую критику "Платформы" со стороны других анархических групп. В августе 1927 г. группа эмигрантов из России, поддерживавшая В.Волина, опубликовала резко критический ответ на "Платформу" (его автором, видимо, был сам Волин) (12). Несколько позднее критический разбор "Платформы" предложил Г.Максимов (13). Реакция "платформистов" на критику была резко отрицательной. Ответ сторонников Волина они оценили как "беспрограммную программу анархо-хаотиков" (14).

Тем не менее принципы "Платформы" первоначально (до выступления против нее ведущих теоретиков анархизма) пользовались популярностью в анархическом движении Франции, Италии, в российской эмиграции в США.

Параллельно и в связи с дискуссией по поводу Платформы развивался идейно-организационный конфликт в анархистском движении в Испании, часть участников которого выступила с идеями, близкими к платформизму.

Однако критика "Платформы" со стороны ведущих теоретиков международного и российского анархизма, в том числе А.Беркмана, М.Корн, В.Волина, Г.Максимова, М.Неттлау, Э.Малатесты, Л.Фабри, С.Грава и др. предопределила поражение "платформизма" (15).В 1931 г. основной автор "Платформы" П.Аршинов перешел на позиции большевизма, и "платформистское" течение распалось. В 1933 г. П.Аршинов вернулся в СССР. Его знакомый Н.Чорбаджиев утверждал: П.Аршинов перед отъездом дал понять, что уезжает для подпольной работы (16). НКВД косвенно подтвердил эту версию, расстреляв П.Аршинова в 1937 г. Впрочем, это могли сделать и "на всякий случай".

В ходе дискуссии вокруг "Платформы" в США и Канаде вновь консолидировалось "свободническое" направление анархистской эмиграции, находившееся в состоянии организационного упадка после распада Федерации анархо-коммунистов в 1924 г. (в 1925 г. одноименная организация была создана сторонниками "Платформы" в США). В 1927 г. "свободники" стали издавать журнал "Пробуждение", ставший одним из наиболее авторитетных анархистских изданий. Вокруг "Пробуждения" постепенно сформировалась одноименная федерация просветительских обществ, а в 1929 г. был создан Союз друзей свободы (17).

После поражения "платформистов" связанные с ними группы или распались, или переориентировались на анархо-синдикалистских идеологов, которые взяли на себя продолжение выпуска журнала "Дело труда" уже в США (Г.Максимов, А.Шапиро и др.). Несмотря на резкие выпады "Дела труда" и "Пробуждения" друг против друга, их позиции в 1932-1936 гг. постепенно сближались. В 1936 г. группы поддержки обоих изданий требовали от своих редакций прекратить конфронтацию и объединить два журнала и их пропагандистские структуры в единую сеть (18).

Окончательно подвести итоги дискуссиям российских анархистов в 20-30-е гг. помогли события Испанской революции. Новый практический опыт стал решающим аргументом в спорах. Обе организации российских эмигрантов анархистов включились в работу по сбору средств в помощь Испанской революции, по распространению информации об участии в ней анархистов. Российские анархисты, как носители практического опыта участия в массовом революционном движении, оказывали большое влияние на оценку действий испанских анархистов международным анархистским движением.

Несмотря на сохранение ряда теоретических разногласий между анархо-синдикалистами и "свободниками", объединение стало неизбежным. В 1936-1940 гг. прошла серия объединительных конференций, увенчавшаяся созданием в 1940 г. единой редакции "Дело труда-Пробуждение".

Такова канва событий, на фоне которых разворачивались идейные поиски и споры анархистов по основной для них теме социальной революции. 

2. Переходный период


1. Voline V. Unknown revolution. Chicago 1974. P. 219.
2. Первый съезд профессиональных союзов. Стенографический отчет. М. 1918.
С. 241.
3. Там же.
4. См. "Рабочий путь" N 1.
5. См. "Анархический вестник" NN 1-2.
6. См. "Пробуждение". NN 1,8
7. Avrich P. Op. cit. P. 247.
8. См. "Анархический вестник" N 7; "Дело труда" NN 4,5.
9. См. "Дело труда" N 16, 19.
10. Там же. NN 11-18.
11. Skirda A. Autonomie individuelle et force collective. Paris, 1987. P. 174.
12. Ответ...
13. Maximov G. Constructive anarchism. Chicago. 1952.
14. Дело труда. N 28. С. 4.
15. См. "Пробуждение" N 8; Gomes Casas J. Anarchist organisation. The history of the FAI. Montreal-Buffalo, 1986.
16. Skirda A. Op. cit. P. 184.
17. См. "Пробуждение" N 8.
18. Там же. NN 70-71.


Return to The Nestor Makhno Archive